4 ноября в Воронежском концертном зале с творческим вечером выступила Лариса Рубальская, поэт-песенник, написавшая такие хиты, как «Угонщица» и «Транзитный пассажир» (Ирина Аллегрова), «Напрасные слова» (Александр Малинин), «Лилии» (Александр Айвазов), «Доченька моя» и «Будь спокойна, страна» (Алла Пугачёва). Кстати, именно с Аллы Борисовны мы и начали разговор — как известно, певица, вроде бы ушедшая со сцены, долго не выдержала и сейчас записывает и поёт новые песни.

— Я считаю, это хорошо, что она вернулась: Алла Пугачёва — качественный исполнитель, замечательная певица. Ну и ещё она выбрала одну мою песню, и я надеюсь, что она будет лучше всех. Песня называется «Храни всех тех, кого люблю», музыка Андрея Савченко, она её вроде уже записала в студии.

— Алла Борисовна сама вам позвонила с просьбой что-нибудь для неё найти?

— Нет, моей подружке показалось, что песня очень хорошая, я долго не сопротивлялась. Она послала её Филиппу (Киркорову. — «Ё!»), который вообще замечательный человек, отзывчивый. Он сказал: «Мне эта песня сейчас не очень подходит, можно я пошлю её Пугачёвой?» И скоро от неё пришло SMS: «Беру песню».

— Многие артисты старой школы стали популярны благодаря вашим песням, та же Аллегрова к примеру. Часто они к вам сейчас обращаются?

— Редко, честно скажу, у них сейчас у всех молодёжный период. Аллегрова вообще стала мегазвездой.

— Вы долгое время бесплатно раздавали песни артистам. Это и сейчас продолжается?

— Конечно. Это момент импульса. Мне, например, очень хотелось, чтобы одна артистка спела мою песню, и, когда она спросила, сколько мне должна, я ответила: «Отдаю песню даром». И поступила неправильно. Потому что, оказывается, если артист платит за песню, он ею дорожит и обязательно будет петь. А ту свою песню в исполнении артистки я слышала только один раз. Поэтому сейчас я осторожнее отношусь к таким подаркам.

— В 40 лет вы стали поэтом-песенником, а в 50 сели за руль. А сейчас что еще хотелось бы освоить?

— Сейчас пробую написать пьесу музыкальную. Пишем вместе с Викторией Токаревой. Она пишет основной текст, я — все музыкальные куски, которые станут песнями. А еще, может быть, будет фильм. У меня выходит книжка с рассказами, историями из моей реальной жизни. Кому-то это показалось интересным, и, возможно, книга ляжет в основу сериала. Но это очень далеко идущие планы.

— Себя сами играть будете?

— Да что вы! Какая из меня артистка? Мне кажется, на роль меня подошла бы актриса типа Пеговой. Полноватая, непосредственная. Но это я так говорю, просто. Ира Пегова мне по душе.

— Вы ощущаете, что молодежь сейчас интересуется поэзией? Сейчас все отмечают всплеск интереса к поэзии…

— Понятие «поэзия» и то, что делаю я, — это разные вещи. Меня можно назвать бытописателем в стихах. Многие называют меня поэтом, но я сама поэзией считаю другое. Да, сейчас много сайтов со стихами. И на моих концертах молодежи все больше и больше. Но того пика поэзии, о котором мы сейчас смотрим фильм «Таинственная страсть» (сериал по Первому каналу об эпохе поэтов-шестидесятников. — «Ё!»), нет. Нет таких поэтов, нет такого поэтического братства.

— У вас есть прекрасное стихотворение «Напрасные слова», которое вы написали в коровнике. А в каких еще необычных местах в голову приходят стихи?

— Как правило, во время моей ходьбы по двору или по улице. У меня стихи лучше всего получаются в движении.