Две новости о якутском кино пришли на прошлой неделе. Из американского Лос-Анджелеса и южнокорейского Пусана. Если вдуматься, каждое из этих известий отражает актуальные тренды, важные векторы, различные перспективы развития местного кинематографа.Сначала средства массовой информации всполошила весть о том, что детектив из Якутии "Мой убийца" вошел в число номинантов на кинопремию "Золотой глобус". Награда присуждается Голливудской ассоциацией иностранной прессы, и эту премию принято считать своеобразной репетицией "Оскара". Новость вызвала всплеск эйфории в республике, ее перепечатали семьдесят региональных и федеральных изданий. Некоторые из журналистов утверждали даже, что "Мой убийца" стал первым российским фильмом, выдвинутым на "Золотой глобус". Не сразу стало понятно, что первоначально информация была искажена недобросовестным автором, сотрудником одного из информационным агентств. Лишь на исходе дня информация стала взвешенней, формулировки корректней, а из заголовков заметок исчезли намеки на гарантированный триумф. Вспомнилось, что российские фильмы не раз выдвигались на премию "Золотой глобус" и даже становились ее лауреатами. Последний пример - нашумевший "Левиафан" Андрея Звягинцева.Чем же отличился якутский фильм "Мой убийца"? Его продюсеры, первыми из российских региональных производителей, воспользовались возможностью представить свой фильм на суд отборщиков престижной американской награды. Решение комиссии будет озвучено в декабре, тогда и станет понятно - вошел ли "Мой убийца" в число номинантов на заокеанскую премию.Пока же немного конкретики. Картина приглашена к участию во Всемирном Азиатском Фестивале (Asian World Film Festival), который пройдет в Лос-Анджелесе в конце октября. Это скромный по размаху, но достаточно амбициозный "фестиваль фестивалей", основу его программы составляют фильмы из азиатских стран, выдвинутые на премию "Оскар". Программный директор фестиваля Джордж Шамшум - человек, искренне увлеченный якутским кино. Он и решил предоставить шанс "Моему убийце". Для выдвижения на "Золотой глобус" необходимо не просто подать заявку, но еще и организовать показ фильма в одном из залов Лос-Анджелеса, пригласив на него членов ассоциации иностранной прессы. Участие в фестивале позволяют соблюсти все эти условия.Шумиха в прессе, скорее всего, пошла на пользу раскрутке картины. В скором времени фильм выходит в федеральный (общероссийский) прокат, и это прецедент для якутского кинематографа. Название "Мой убийца", имена продюсера Марианны Скрыбыкиной и режиссера Костаса Марсана теперь на слуху у многих. Запутанный детектив о "проклятии золота", о столкновении алчности и чести - один из самых затратных якутских проектов. Наряду с актерами национального театра в нем участвуют русские артисты, фильм дублирован на русский язык. "Мой убийца" - примечательный образец "продюсерского кино". Фильм рассчитан на массовую аудиторию, команда картины потратила немало денег и сил, чтобы выйти на технический уровень, пока недостижимый для региональных малобюджеток.В тот самый момент, когда закипали информационные страсти по "Моему убийце", на фестивале в южнокорейском Пусане демонстрировалась другая картина из Якутии - "Костер на ветру". Событие это не вызвало должного ажиотажа - а жаль. Фильм из национальной республики впервые представлял нашу страну на самом престижном из фестивалей Азии. Он был показан в программе "Взгляд в будущее" (Flash Forward), куда отбирались картины из стран Европы и двух Америк, то есть, снятые за пределами Азиатского континента. Можно удивляться нестыковкам физической и политической географии - Республика Саха (Якутия) находится на крайнем востоке Евразии. Но за рубежом сложился определенный становедческий стереотип: вся Россия (от Балтики до Тихого океана) относится к Восточной Европе по умолчанию. Возможно, корейские зрители были удивлены, увидев на экране азиатские лица, - во всяком случае, те, кто был настроен на картину о "загадках славянской души". Впрочем, ценителям европейского кинематографа была предоставлена такая возможность: в программе Пусанского фестиваля был показан еще один фильм из нашей страны - эпатажная "Зоология" московского режиссера Ивана Твердовского."Костер на ветру" - достойный образец малобюджетного кинематографа. В таких фильмах привлекает не качество спецэффектов, а достоверность истории, аутентичность быта, точность характеров, искренность чувств. В последние годы, потеснив любимую массами мелодраму, в якутском кино начала утверждаться полноценная драма - с неоднозначными персонажами, с зыбкими нюансами человеческих отношений. Именно этно-драмы смогут стать "золотой жилой" для якутского авторского кино. Во всяком случае, они интересны чуткому зрителю - вне пределов республики. Подтверждением этому служит успех на отечественных фестивалях фильма Татьяны Эверстовой "Его дочь", тонкой и поэтичной картины о детстве (Гран-при в Выборге, Приз за лучший дебют и Приз "Российской газеты" в Екатеринбурге).Фильм "Костер на ветру" поставил режиссер-дебютант Дмитрий Давыдов. В "обычной жизни" он работает директором школы в дальнем райцентре Амга - 200км от Якутска. Сюжет картины, история о старике, лишившемся сына, подкупает своей негаданной многослойностью. В бытовом антураже проявляются вдруг архетипы античной трагедии: как (и зачем) жить, если твой род угас?На кинофестивале в Пусане якутский фильм так и не получил наград (как, впрочем, и "Зоология"). Но его создатели все равно одержали победу - стали первопроходцами, проторившими путь на крупные фестивали для "нестоличных", региональных картин. Открыли корейскому зрителю и азиатским отборщикам новую территорию - нашу Азию, разноязыкий этнический кинематограф народов Сибири. "У фильма началась фестивальная жизнь - дома и за рубежом, приглашения уже поступают", - сообщает Сардана Саввина, промоутер независимого якутского кино.Последняя новость: "Костер на ветру" вошел в пятерку картин, номинированных на специальный приз Азиатско-Тихоокеанской Кинокадемии (APSA); он вручается при поддержке ЮНЕСКО за отражение на экране самобытности и многообразия национальных культур (Cultural Diversity Award). Лауреаты премии будут объявлены 24 ноября на торжественной церемонии в австралийском городе Брисбен.Российская газета