Михаил Чемоданов — один из самых популярных тату-мастеров на Сахалине с трудовым стажем более 10 лет. По его словам, первая татуировка была сделана самому себе в 18 лет, а затем он стал делать красивые рисунки на теле другим людям. О том, как выбрать правильного мастера и почему нельзя относится небрежно к своей работе Михаил Чемоданов рассказал в интервью.

— Михаил, расскажите, в каком возрасте у вас появился интерес к татуировкам?

— Мне всегда нравилось рисовать, поэтому в свое время я поступил в художественное училище и окончил его. Не скажу, что я прямо гуру изобразительного искусства, но рисовать я умею хорошо. После окончания училища я с интересом смотрел на рисунки, украшавшие тела людей, но мысли о том, что это может стать основным моим источником дохода тогда у меня еще не было.

— Когда была сделана ваша первая татуировка?

— Однажды, когда я был еще студентом, сторож забыл машинку в одной из мастерских художественного училища. Я собрал ее на интуитивном уровне, и просто провел полоску по ноге. Потом стал пробовать дальше.

— Когда вы только начинали свой путь в этом деле, приходилось ли вам сталкиваться с какими-либо сложностями?

— В те времена, когда я только начал заниматься татуировками, было очень мало информации на эту тематику. Тогда я просто наблюдал за людьми, смотрел на рисунки на их телах и учился. Сейчас интернет переполнен всевозможными эскизами, но тогда приходилось все постигать самостоятельно.

—Сколько всего у вас на теле татуировок?

— Вы знаете никогда не считал. К тому же я не делю татуировки на первую, вторую или третью. Человек просто или татуированный, или нет. Вообще можно даже одну татуировку разложить на несколько этапов.

Рабочее место. Фото: Юлия Вержак

— Люди, которые хотят прийти к вам на сеанс, что-то у вас спрашивают, интересуются? На какие вопросы приходится отвечать чаще всего?

— В первую очередь спрашивают о цене. Другим, как правило, не интересуются, потому что для этого нужно глубже копнуть в плане информации, поискать в интернете, чтобы было о чем спрашивать. Бывает такое, что человек, выхватив где-то поверхностную информацию, интересуется, какими красками я работаю. Понимающий человек по моим работам сразу увидит, что краска качественная, а не "фейк", заказанный с AliExpress.

— Приходилось ли вам сталкиваться с откровенным негативом по отношению к вашим татуировкам или к тому, чем вы занимаетесь в целом?

—Бывает, что какой-то "левый" персонаж считает, что он или она просто обязан сказать мне свое мнение. Видимо, эти люди уверены, что оно очень важно для меня. Но я считаю так, если ты для себя определил, что тебе не нравятся татуировки, не делай их. Зачем высказывать свое мнение человеку, которому нравится делать рисунки на своем теле? Знаете, в социальной сети есть такая популярная шутка, чем татуированный человек отличается от не татуированного. Человеку с татуировками безразлично, что у другого человека татуировки нет.

— Приходилось ли вам когда-либо отговаривать человека от татуировки? И как часто?

—Часто. Не то, чтобы я прямо-таки отговариваю. Просто, если я вижу, что человек не готов к татуировке, или просит сделать ему откровенную чушь, я пытаюсь убедить человека, что стоит лучше подумать, или подсказываю, как тот или иной рисунок будет смотреться лучше. У кого-то голова включается. А кто-то обижается на меня, говорит, что я хам. Но мне это безразлично, так как я сюсюкать не буду. Если человек приходит ко мне, то, наверное, считает меня профессионалом. У меня есть свое видение картинки, но я никому своего мнения не навязываю. Но если человек просит сделать меня, откровенно говоря, порнографию, то я не могу ему об этом не сказать.

— Известно, что делать татуировки больно. Были ли в вашей практике случаи, когда пациент не выдерживал боли, срывался с кресла и убегал?

— Да, конечно, это больно. Но все выдерживают, хотя переживают этот процесс по-разному. Кто-то кряхтит, кто-то вжимается в кресло, кому-то вообще безразлично. Был случай с одной девушкой. У нас была работа, которая состояла из двух элементов. Только я коснулся ее иглой, она чуть не вскочила с кресла. Я только начал блики ставить на первом элементе, а она говорит "все, не могу больше, хватит". В итоге я ее все-таки уговорил закончить. Потом она даже еще раз пришла татуировку делать, но уже на другом месте.

— А после сеанса остаются ли какие-то шрамы или покраснения?

— Обычно ничего не остается, но, вообще, смотря как делать. Можно и с профессиональным оборудованием так "зафаршмачить", что рубец останется, как после аппендицита.

— На что следует обратить внимание человеку, который хочет сделать татуировку? Как понять хороший мастер или нет?

— Все видно по портфолио. Если человек, который не относится к художественной культуре, видит, что рисунок сделан, будто пятиклассник нарисовал, что криво и так далее, то уже понятно, нужно идти к этому человеку или нет.

— Приходилось ли вам участвовать в каких-либо фестивалях или соревнования среди тату-мастеров?

— Первый раз меня позвали на тату-фестиваль в Читу. Но тогда я поехал просто в качестве зрителя, посмотреть на работы других мастеров. А в 2014 году был фестиваль в Новосибирске

мастеров, потом в Москву ездил, тоже зрителем. Туда я отправился уже в качестве участника.

— Какими качествами должен обладать тату-мастер?

— В первую очередь он должен уметь рисовать и рисовать круто. Если ты не умеешь делать на бумаге, как ты это сделаешь на коже.

Нужно уметь правильно размещать композицию, уметь изобразить ту или иную линию. Также важно быть неравнодушным к своей работе. Бывает такое, что приносят тебе чужой эскиз, и ты видишь, что там линия кривая, и хочется её поправить, чтобы лучше было. Но если мастеру всё равно, то он так это и оставит. Сейчас еще тоннами в сеть сливаются эскизы, сфотографированные под углом. И некоторые не заморачиваются, так и переносят рисунок на кожу.