Фотовыставка Энди Фриберга восстанавливает справедливость, превращая в «главных экспонатов» не живописные полотна, а смотрительниц, их оберегающих.