Первая премьера этого сезона в Московском областном театре кукол оказалась совсем не детской. 14 и 15 октября здесь представили гоголевского «Ревизора». 

Нынешнюю премьеру комедии Гоголя можно назвать своеобразным возвращением «Ревизора» на сцену областного театра кукол. Именно с этого спектакля в постановке основателя театра Виктора Швембергера в 1933 году началась его история.

– Швембергер ратовал за то, что в кукольном театре надо ставить серьезные полотна, – говорит режиссер спектакля, руководитель Рязанского театра драмы Карен Нерсисян. – Поэтому, когда мне предложили поставить такой спектакль, я обрадовался. Гоголь дает возможность хулиганить и нарушать правила игры. В его произведениях заложена фантасмагория, а куклы могут намного больше, чем драматические актеры. Они могут летать и садиться на плечи актеров, пролезать в такие щелочки, куда не поместится человек, и выделывать кульбиты, неподвластные людям.

Как вели себя на сцене гоголевские герои образца 1933 года - доподлинно неизвестно, а вот нынешние действительно падали и, усаживаясь на плечи актеров, заглядывали им в глаза. Хлестаков, фантазируя о собственных достижениях, буквально взлетал над собеседниками с помощью фалд своего костюма, а Ляпкин и Тяпкин, вечно споря и стараясь друг друга опередить, толкались почище живых людей.

Людям Нерсисян отвел в постановке роль не только кукловодов. Почти не исчезает со сцены городничий Сквозник-Дмухановский в прекрасном исполнении Александра Третьяка. Удивительной схожести со своими куклами достигли «жена» городничего Наталья Третьяк и «дочь» Полина Малахова. Перечислить всех актеров невозможно, но благодаря их игре и лаконичному точечному свету почти статичные лица кукол обретают яркую мимику и характер.

– Образы кукол придумывали вместе с художником Андреем Запорожским, – уточняет Нерсисян. – Тут, как говорится, получилось попадание с первого раза. Я ему объяснил, что хочу видеть в куклах, он сразу включился. Конечно, где-то что-то подтирали ластиком в эскизах. Но в целом в видении сошлись.

Еще один несомненный плюс этого «Ревизора» – практически 100-процентное словесное соответствие оригиналу. Бережное отношение к гоголевскому языку – редкое для современного театра явление.

В итоге постановка получилась не только смешной, но и удивительно доброй. Признавая недостатки героев, зритель не осуждает их. Наблюдая за куклами, вспоминаешь не только живых людей (себя, например), но и легендарное гоголевское «на зеркало неча пенять, коли рожа крива».