"Я путешествовала из Франции на велосипеде с другом. У нас был проект — проехать вокруг света, чтобы посмотреть девственные леса. Мы хотели снять фильм. Полтора года мы провели в дороге, посетили много стран и красивых мест. Несколько лет назад эта поездка закончилась, потому что мы доехали до Красного Яра. Это место мне так понравилось, что решила остаться. И осталась. А мой друг поехал дальше", — Мерилия Петит, жительница деревни Улунга, Приморский край.

Разноцветная тайга постепенно скидывает свое одеяние наземь. Желтый лист, оторвавшийся от стройной березы, хаотично падает на спокойную воду реки Улунга. Вода медленно несет его вдоль обрывистого берега, он проплывает вытянутые удэгейские лодки, длинную косу, где рыбачат азартные туристы, и присоединяется к целой армии листвы в холодной воде — на дворе осень.

Жители деревни Улунга (Охотничий) в спешке готовятся к долгой холодной зиме — утепляют свои дома, запасаются дровами, собирают последний в этом году урожай. После недавнего наводнения он был практически весь уничтожен, но остались малые крохи, которые можно еще спасти и приготовить на зиму. Работа в деревне не останавливается ни на минуту. Зазевался и все — считай, картошка, помидоры, огурцы и другие насаждения замерзнут в ближайшую ночь. Жизнь в приморской тайге. Фото: Александр Хитров

Мерилия Петит — француженка, приехавшая в Улунгу на велосипеде, весь день проводит в огороде. Ей нужно успеть собрать помидоры. Сын Милан четырех лет от роду постоянно крутится рядом и что-то лепечет по-французски. Старший — Савелий шести лет — ушел гулять с бабушкой, которая недавно приехала в Улунгу навестить дочь.

С Мерилией мы познакомились, когда занимались подготовкой репортажа о деревне. Про нее нам рассказали местные жители, мол, есть тут одна знаменитая особа, с самой Франции приехала на велосипеде! И правда — поговорив с Мерилией, мы увидели в ней личность незаурядную, романтичную и немного авантюрную.

История путешественницы будто слизана с какого-нибудь романа. Выехала на велосипеде с целью снять фильм о девственных лесах планеты, проехала полмира и спустя полтора года путешествия решила остаться в приморской деревне и начать новую жизнь. В разговоре с нами Мерилия не раз восхваляла природу здешних мест, по ее словам, именно здесь она почувствовала себя человеком.

"Я из западной Франции, регион Бретань. Это, как и Приморский край, вдоль моря. А у нас есть такой регион, вокруг почти везде море", — познакомившись с Мерилией, мы вошли в ее дом, где нас напоили свежесваренным кофе и рассказали интереснейшую историю путешествия длиною в жизнь.

Мерилия Петит — улыбчивая девушка, ей недавно исполнилось 30 лет. Приехав в Красный Яр, она вышла замуж за удэгейца, родила от него двух сыновей — Милана и Савелия. В прошлом году во время пьяной драки ее мужа Константина зарезали. Детей воспитывает одна. Живет в небольшом одноэтажном доме — на двадцати метрах уместились две кровати, небольшой стол для обеда, печка-буржуйка, кухонный стол и стеллаж с книгами, фотографиями и личными записями. Мерилия и Милан. Фото: Александр Хитров

— Чем вас так привлекли эти места?

— Мне здесь сразу понравилось, и я не захотела ехать дальше и осталась. Хотелось узнать о таежном образе жизни. Мне понравилось, что в Красном Яре люди все еще жили за счет леса и реки — ходили на охоту и рыбалку, туристов возили.

Один из мужиков, Костя, мне приглянулся. Он был охотником. И я вышла замуж за него. Сначала мы жили на его участке в тайге — это в сорока километрах от Улунги, ниже по течению. Так и жили там, вдали от всех – от людей, от цивилизации. Только мы и природа — лес и река. В деревню выезжали лишь изредка — продуктов купить, ну или по другой необходимости.

— А как оказались в Улунге?

— Однажды мы с Костей шли на лодке с Красного Яра и заехали к Барыльниковым (теперь уже соседи Мерилии — прим. авт.) в Улунгу. Мне тогда очень понравилось это место. Я почувствовала его. Мне казалось, что человек вложил в эту землю всю свою энергию, чтобы создать гармонию человеческой жизни с природой. И я говорю Косте, давай останемся здесь, в Улунге. Тем более у нас тогда уже были дети. Им будет здесь хорошо, они найдут друзей, мы бы обучали их всему, что знаем сами. Ему эта идея очень понравилась.

Мы купили участок, но переехать не успели — Костя в прошлом году умер. Я осталась одна. Не знала, что делать дальше. На новом участке стоял недоделанный дом, и мне пришлось перевезти сюда, в Улунгу, избу с того участка в тайге. То есть разобрать ее там и собрать здесь. Я специально позвала для этого двух своих друзей из Франции, они приехали и помогли мне. Представляете, мы всю зиму перевозили разобранную избу на "Буране" по замерзшей реке — это 40 километров в одну сторону! Игнат Барыльников согласился сложить барак. Пока его строили, мы жили семь месяцев в Красном Яре, потом у друзей на Алтае, потом я на три месяца уехала к родителям во Францию и с марта этого года уже живу здесь, в новом доме, в Улунге.

— Чем вы занимались во Франции до путешествия?

— Всем по чуть-чуть. Вообще, я выросла в деревне. Выросла в природе. С детства катаюсь на конях, очень люблю лошадей. А так… Училась… Училась в Мексике, потом во Франции на эколога в университете. Потом все бросила и вернулась в деревню. Построила в лесу юрту, прожила в ней год. Это был очень интересный опыт. Так я постепенно увлеклась лесом. Начала продумывать проект о девственных лесах, попутно начиная путешествовать на велосипеде. Чтобы было на что путешествовать, работала, где только могла: в баре, в пиццерии… много где. Моим проектом заинтересовался друг, и мы решили поехать на велосипедах в Польшу, в Беловежскую пущу. Ехали чуть больше месяца, столько же там жили. Снимали фильм, монтировали его. Этот фильм мы потом показывали во многих школах, университетах. Его перевели на польский язык. Скромный быт. Фото: Александр Хитров

— Бикинский лес отличается от лесов Беловежской пущи?

— Европа раньше была вся покрыта лесом, сейчас же осталась лишь малая кроха — это Беловежская пуща. Она очень красивая, и эта красота мягкая — можно босиком ходить по земле, болотам. Там все уютно. А какие там дубы! Нужно человек шесть, чтобы один ствол обхватить. Это один большой национальный парк, и лишь по малой его части можно гулять, предварительно выписав специальный пропуск. На Бикине же пространство огромное. Лес богатый и разный — он дает нам шишку, лимонник, ягоды, мясо, река дает рыбу. Здесь очень богатая почва — она благоприятна для лесного образа жизни. Природа Бикина уникальна.

Чтобы здесь жить хорошо, нужно быть энергичным, нужно не лениться и не бояться. Нужно уметь работать. Жить здесь — значит, работать. Но это не та работа, когда нужно вставать по будильнику в восемь утра, потому что это надо твоим боссам. Нет. Здесь встают в восемь утра и раньше потому, что это надо тебе. Ты сам хозяин своей жизни, своего распорядка. Ты сам себе придумываешь работу, сам назначаешь обязанности. Здесь ты свободен — можешь работать, чтобы жить, а можешь ничего не делать, но и жизни тебе не будет. Ты здесь свободный человек. Здесь ты просто человек.

— Надолго собираетесь оставаться в Улунге?

— Об этом точно сказать еще не могу, но я здесь одна с двумя детьми. Физически это очень тяжело. Если я хочу развиваться, растить детей, то, конечно, лучше будет уехать. Еще я хочу написать книгу о Бикине. Здесь это реализовать не смогу. Но главное — это мои дети. Я хочу, чтобы они ходили в школу. Ее здесь нет, не было, и никогда не будет. Конечно, жизнь здесь — для меня это идеальный образ жизни, и бросить его будет очень тяжело. Но я знаю, что через год-два мне придется выбирать что-то другое.

С другой стороны, здесь у меня есть свой участок с домом. Я смогу приезжать сюда периодически, а также рассказывать людям об этом удивительном месте. Пускай они тоже приезжают и живут в моей избе, это было бы очень хорошо. На западе многие хотели бы пожить такой жизнью, но не у всех есть возможность. А я могу, я хочу подарить им такой шанс. Пусть приезжают, и я сама буду приезжать — одна, с детьми или друзьями, – обещает Мерилия. Село Улунга. Фото: Александр Хитров

Одной из целей нашей поездки на Бикин был сбор информации о хозяине приморской тайги — амурском тигре. Именно тигр считается у удэгейцев священным животным — о нем складывались легенды, он присутствует на традиционных орнаментах, именно его боятся и уважают улунгинские охотники. Мерилия также поведала нам услышанные истории и байки местных охотников.

— Год назад произошла такая история. В семи километрах от нашего барака жил удэгеец. Жил один. Он был одним из последних, кто знал свой коренной язык и чтил традиции. Он ходил от своего барака к нашему. Ходил, ходил. И говорит, слышу в голове голос: "Хватит!", мол, не ходи туда, не надо. И обошел это место. А спустя два дня снова к нам пришел и рассказал, что если бы он не послушал голоса в своей голове, то погиб бы. Именно в тот час, именно в том месте тигр задавил кабана, а медведь проходил мимо и хотел отобрать еду. Вот они и разбирались там между собой, кому достанется задавленный кабан.

Охотники стараются не встречаться с тигром. Да, они живут вместе с ним в одном лесу. Но у них есть взаимоуважение. Местные никогда не нападут на хищника первым. И тигр не нападет на человека первым. Вот с медведем бывали разные случаи — это животное любопытное, услышит шум вдали, пойдет на него, а там человек. Голодный медведь задерет человека.

— Вы встречали тигра?

— Нет, но я видела следы. Это было очень интересно. Вот видишь их, они свежие, ты понимаешь, в какую сторону он пошел, потом начинаешь думать, а зачем он туда пошел, какие у него были намерения. Тигры очень часто ходили мимо бараков — они собак караулят. Я думаю, они понимают и помнят, какой человек живет рядом. Если он боится тигра, то хищник будет ходить у избы постоянно и будет давить собак. Если же человек напоминает ему о своем присутствии: шумом, голосом, выстрелами, то тигр будет обходить это место стороной, и собаки будут целы. Тигр следит за каждым твоим шагом. Я очень хочу и в то же время не хочу увидеть тигра.

— Бывали случаи, что тигр все-таки задирал человека?

— Да, бывали. Жил один охотник, Марков его фамилия. Он охотился на территории удэгейца — Ивана Дункая. Иван пускал его к себе. Как-то зимой Марков нашел задавленного тигром кабана и забрал мясо себе. Тигр после этого стал охотиться за ним. Он уже недолюбливал людей, потому что был ранен, он знал, что человек — злой.

Марков чувствовал, что сделал что-то не то. Он стал опасаться за жизнь. Охотник пришел к Ивану Дункаю, чтобы остаться у того в зимовье. Но когда Иван узнал, что тот сделал, то не пустил его. Он знал, что тигр начнет охотиться и за ним тоже, если он приютит к себе этого охотника. Дункай сказал Маркову уходить подальше от зимовья. И тогда Марков пошел до строителей, они дорогу делали. Он там немного переждал, а когда пошел к своим баракам, тигр его там уже ждал. После Маркова он убил еще одного человека. Удэгейцы стали считать, что в этого тигра вселился злой дух Амба. Они выследили животное и убили.

— А сейчас удэгейцы чтят свои традиции? Они все еще верят в духов?

— В последнее время духовность удэгейского народа сильно потерялась. Большинство охотников уже не верят в духов и ходят в лес наедине со своей совестью. Но есть и те, кто считает, что духи есть в дереве, в горах, в небе. Они более уважительно относятся к окружающему миру. Они уважают то, что их питает, что их кормит и дает право на существование. Лишь уважая эту природу, уважая себя самого можно сосуществовать с этой природой, можно жить в этой природе, можно быть единым целым с этой природой. С природой деревни Улунга, с природой Бикина. Жизнь в приморской тайге. Фото: Александр Хитров

Мерилия Петит рассказывает о том, о чем мечтают многие — она села на велосипед и поехала по миру. Нашла умиротворенное место и поселилась там. Простота ее слов объясняется уже сделанным поступком, уже сделанным шагом. Она проехала полмира, нашла то самое место, построила дом, родила двух мальчишек. Нашла, а потом потеряла здесь любовь. В привычном для многих лесе Мерилия нашла смысл жизни и то уединение, которое многие ищут годами, если не всю свою жизнь.

Хочется верить, что задуманная ею книга увидит свет. В мире, где природа может обойтись без человека, человек без природы погибнет. О чем будет идти повествование, я не знаю. Быть может, Мерилия опишет свое путешествие и приезд в судьбоносный Красный Яр. А может, опустит все это и просто расскажет о великой реке Бикин, о лесах, что его окружают, о тиграх, что нашли здесь свой дом. О флоре, фауне и людях, пытающихся сохранить баланс между всем этим.